Главная / Тема

2012-02-21 10:59:53

Петя идет на митинг

Борис Юзефпольский

корреспондент

Статьи автора

Череда митингов продолжается. Стартовав еще недавно стихийно и ярко на Триумфальной площади, они уже стали профессиональным инструментом воздействия на общественное сознание и на власть.

Прогресс очевиден. Если Митинг на Триумфальной, спровоцированный убийством болельщика Егора Свиридова, был большим сгустком несанкционированных отрицательных эмоций, и остановлен органами правопорядка в жесткой форме, то последние митинги – это спланированные и даже порой цивилизованные акции. И в организации участвует уже не только «дикая молодежь» через социальные сети, но и партии через листовки и вербальную агитацию.

Представители власти оказались хитрее, чем о них думали. Даже митинги против себя они умудряются ставить себе в заслугу: «Вот какие мы лояльные, пустили вас на улицу, даже кашей кормим». В Венесуэле противники Чавеса тоже выходят на улицу и Чавес, что неожиданно, этой инициативе не препятствует. Путин в целом тоже. Оба понимают свое превосходство, и разрешения на митинг выглядят как некий «жест доброй воли сильных мира сего». Разница только в том, что стартовые условия полунищей Венесуэлы и более-менее развитой России – абсолютно разные.

Сценарий митингов не меняется. Выйти, так сказать, потренироваться в остроумии…и уйти. Испугавшись в начале (а вдруг 90-е?), к последнему митингу 4 февраля представители власти подошли подготовленными. На каждый митинг оппозиции они отвечают более организованным своим, на котором еще и кормят. Пусть страна не думает, что у нас только оппозиционные настроения. Вот сколько народу готовы за Путина горой встать.

Буквально через несколько дней после митинга Путин собрал свой «Список 500» - список публичных людей, якобы или на самом деле поддерживающих его позицию и готовых объяснять и популяризировать основные плюсы путинской программы. Не важно, что это боксер Валуев, укротители Запашные, футболист Аршавин и любимец женщин бальзаковского возраста Стас Михайлов – главное, что их имена на слуху. Они собой создают отдельную категорию граждан, ходящих на митинги.

Подайте копеечку за идею

Что касается оппозиции, то судя по популярной до сих пор «телефонной исповеди» Бориса Немцова, «Солидарность» собирает средства через Интернет, а также берет у заинтересованных лиц.  В частности, в разговоре с писателем Сергеем Пархоменко упоминается имя члена политсовета «Солидарности» Надежды Митюшкиной и финансовые вливания гения комбинаций Гарри Каспарова. На следующий день в разговоре с членом «Солидарности» Александром Рыклиным выясняется, что деньги на организацию митингов собираются и через Интернет, а именно через СПАМ-просьбы через Facebook. Средний взнос от одного человека составил примерно 500-600 рублей, но людей это абсолютно не отталкивало.

Ходили даже слухи, что продавалось время выступления на трибунах. Но официального подтверждения, они не получили.

Внятного единого  финансирования быть не может по одной простой причине – у оппозиции нет одного единого внятного лидера, готового взять на себя контроль над всеми оппозиционными процессами, в том числе финансирование. Не под кого крупных денег, очевидно, не дадут. Прохоров не в счет, да ему и деньги-то не нужны, они у него есть. Получается схема «поездки на природу»: все готовы скинуться одной суммой, но в итоге все скидываются по-разному, потому что «кто-то не пьет», а «кто-то не ест свинину». И каждый хочет место под солнцем, поближе к трибуне.

Само собой, какие-то вливания извне идут (не понятно от кого), но какие и сколько -  не известно. Чтобы организовать митинг (по мнению некоторых журналистов), необходима абстрактная сумма примерно в 3 млн рублей. Она идет на организацию сцены и звукового оборудования (90%) и на интернет-агитацию (10%). Если сумму уменьшать, то процесс станет вялым, и цель оппозиции не будет достигнута. Хотя простому народу до целей оппозиции нет никакого дела.

Кто в толпе

Всех участников митингов можно разбить на четкие выраженные подгруппы, обладающие определенными признаками.

Сторонники

Сторонники – это та категория граждан, которых сажают в поезда, автобусы, и везут или на худой конец ведут пешком на митинги поддерживать существующий режим власти. Им уже доложили, что «Нынешний царь – не настоящий». Большинство сторонников – представители «Народного фронта» (ребрендинг «Единой России»), зависящие от оборонзаказа или от приказа руководства завода. Сторонникам принято ходить на митинг вагонами, есть полевую кашу, и стоять на морозе до конца рабочей смены. Их ласково называют иногда «быдлом», иногда «овощами» и «гарниром».

Зависимые

Те, кто ходит за Путина, потому что у них нет выбора. И их жалко. Пример: Чулпан Хаматова. Известнейшая актриса, чья социальная помощь детям больным онкологией через свой фонд стала эталоном добродетели. Фонд – дело ее жизни. И ради того чтобы фонд существовал и не был закрыт, она голосует за Путина. То же самое делают зависимые от госфинансирования театры и их художественные руководители и бывшие спортсмены, желающие попасть в федерации по своим видам спорта.

Наши

Как бы наши, но на самом деле не понятно чьи. Наши – это те, кто «голосует» за тех, кто их привез на автобусе. Отличаются полным незнанием принципов той власти, чьи интересы отстаивают, но активно подбадривают ораторов, приветствуя их призывы. В преддверии каждого митинга фраза «Наших бьют» принимает какой-то свой особый, непередаваемы окрас с двойным смыслом. Хотя, в пик возможного закрытия «Наших» и переделом сфер влияния между прокремлевскими молодежниками, эта категория может совсем исчезнуть.

Патриоты-маргиналы.

Люди, которые любят родину и ненавидят государство. Любое. Митинговать – это их хобби, плавно перерастающее в смысл жизни. Ходят они на них уже не первый десяток лет и считают это святым долгом. За Путина? Пожалуйста. Против? Да какие проблемы! Важно выйти. Если не вышел – значит, ты не патриот. Друг друга они знают в лицо и часто неплохо общаются вне митинга.

Офисный планктон, или бандерлоги

Значительную часть митингующих составляет так называемый «офисный планктон», к которому оппозиция до недавнего времени относилась более чем снисходительно. Теперь же эти люди обеспечили ей огромное количество креативных лозунгов: « Пластический хирург Чуров увеличивает грудь на 146%», «Медведев. Спасибо, что уходишь», «Цой – жив, Путин – ПжиВ» надолго вперед и продемонстрировали воспитанность и уважение, как друг к другу, так и к остальным. Оказавшись в столпотворении митинга, эти люди вежливо уступали друг другу место и покупали кофе в пластиковых стаканах растерянным полицейским. Вся Россия их называет интеллигенция, а Путин снисходительно называет их бандерлогами.

Хитрые

Хитрые это те, кто ходит на митинги заработать 500 рублей. Именно такая сумма постоянно фигурирует в различных СМИ и интервью в качестве стандартного размера оплаты за то, что человек придет на митинг ничего не делать за ту или иную партию. Есть уже даже профессиональные «стоящие», которые уже стояли за все партии. Некоторые стоящие 4 февраля умудрились побывать даже на двух митингах.

Настоящие

Те, кто ходит на митинг действительно отстоять свою гражданскую позицию. «За» или «против» Путина – не важно, главное, что искренне. Никогда не боятся камер и готовы даже самую пафосную риторику выносить на обозрение всего Youtube. Такие люди есть и по идее митинги организуются именно для них. К сожалению, таких людей настолько мало, что они даже не могут держаться вместе и найти друг друга в толпе.

Зеваки

- Колян, что это за толпа с флагами?

- Не знаю, пойдем, поглядим!

И таких, как ни странно, полно.

Оппозиция

Люди, пользующиеся митингами как социальной площадкой для распространения в массах своих идей. Мало интересуются целями митингующих, преследуя в основном свои собственные цели, пользуясь ситуацией весьма подходящей для популяризации своих идей.

«Болото» Vs. «Поклонка»

Из всех митингов эти два были наиболее яркими. Был еще «Прохоровский» на Пушкинской площади, но не такой заметный. А вот эти два – да, самые заметные со всей стране. Одни – против фальсификаций и Путина, другие против тех, кто против Путина. «Оранжевые» против «Антиоранжевых».  На том и другом митинге, не зависимо от официальных данных, присутствовало около 100 тысяч человек. И та, и другая аудитория абсолютно по-разному смотрят на одни и те же вещи. Странно только одно. Правильно заметила Ирина Прохорова, сестра и доверенное лицо кандидата в президенты Михаила Прохорова: «Любое недовольство власть расценивает как оранжевую революцию». Прислушиваться ни она, ни митингующие в ее честь не желают. «Патриоты», собравшиеся на Поклонной горе вообще не могли толком сказать, кто такие «оранжевые» и почему они держат плакаты против них.

Митинг на Поклонной сопровождался скандалами и огромным количеством жалоб участников на давление со стороны организаторов:  неучастие в митинге могло быть чревато увольнением, а участие мотивировалось дополнительными отгулами. Шествие по Якиманке и митинг у Болотной были явлениями хоть и беспорядочными, но добровольными.

По поводу «обязаловки» очень красиво и верно написала «Газета.ру»:

«Уже с полудня вагоны [метро на Арбатско-Покровской линии] шли, до отказа забитые немолодыми женщинами в длинных шубах и пуховых платках, учащимися ПТУ и студентами, немолодыми мужчинами в кашне и камуфляжных куртках. Люди ехали небольшими группами по три-пять человек, сплетничали о коллегах с работы и беспокоились, что в толпе не найдут своих начальников, чтобы отметиться» или «… в вагоне нашелся и один искренний сторонник Путина».

С одной стороны смешно, если бы не было так грустно. В Екатеринбурге ситуация была аналогичная: на все призывы и крики депутата со сцены  рабочий класс никак не реагировал, они «отбывали номер».  Комментарии излишни.

Поклонка по отношению к Якиманке в целом была «антимитингом». В антимитингах власть заинтересована. Это пока единственное ответное орудие, которое есть в их руках. Путин даже сам заявлял, что готов из своего кармана заплатить за превышение согласованного количества митингующих в его честь.

Что касается Болотной, то митинг там по обычаю был стихиен, разрозненные толпы прошлись по Якиманке и что-то проскандировали на Болотной. Попутно поупражнявшись в красноречии и чувстве юмора.  На оранжевую революцию это ну никак не походило.

Промежуточный итог

Сам по себе формат акции «антимитинг», который продемонстрировал Путин – не только показатель его политической активности. Это показатель того, что на вопросы и претензии, которые закономерно высказывают граждане и оппозиция, Путину нечего больше ответить.

Методика ответов власти, как была топорной, грубой и прямолинейной, так и осталась.
Силком вытащенные бюджетники противопоставляются добровольно вышедшим протестовать гражданам, а розданные им отпечатанные в типографии баннеры – собственноручно нарисованным плакатам. Это происходит под наигранные выкрики о патриотизме и угрозе революции. И без капли стеснения преподносится пропагандистами как сокрушительный успех, как доказательство того, что «народ – за Путина!».

Очевидно, что ни на какие уступки и компромиссы Путин больше не пойдет. Победа в первом туре любой ценой – вот сверхзадача, подразумевающая под собой все возможные методы ее решения. Для начало нужно показать, что митингующих – меньшинство, что все хотят «оранжевой революции» и кругом заговор США. Вся оппозиция стоит в очереди в кассу в американское посольство и все очень невнятные (может это и так, но пропаганда эту мысль засадила и активно муссирует).

Власть попривыкла. Митинги проходят регулярно. На данном этапе остается два варианта событий: либо все митинги прекратятся под эгидой полной бесполезности, либо народ сорвется и поднимет бунт (что очень маловероятно). В любом случае, в такой форме митинги становятся веселыми развлекательными мероприятиями, на которые с одной стороны выходят сотни тысяч людей с чувством юмора это чувство демонстрировать, и с другой стороны – подневольные бюджетники, опасающиеся за свою работу.

К чему приведет это общественное митинговое пробуждение?

В начале 90-х была цель – демократия, и митинги к ней вели. Нынешняя цель не понятна. Фальсификации, карусели и Чуров – это скорее причины, а не цель митингов. Митинг – это протест, борьба за что-то. За что именно боремся сейчас?  Боремся не за, а против. Против «режима» и государства. Такой депрессивный настрой не может привести к чему-либо положительному.

Цель, господа и дамы, нужна всегда. Иначе смысла в митингах – никакого.

Быстрый поиск: митинги, протесты
0 комментариев127 проосмотров

Новости по теме

Ищите мужчину 28 февраля 2012 12:280 Площадь Труда: 24 декабря 24 декабря 2011 13:580

Всего 0 комментариев

Комментировать Правила комментирования
[картинки должны быть включены]

    Борис Юзефпольский:

    Петя идет на митинг

    Александр Изрядов:

    Космос как сочувствие

    Роман Кариаев:

    Верхотурский дуализм

    Роман Кариаев:

    Мировое бесправие

    Борис Юзефпольский:

    Перемена ветра

    Фоторепортажи

    1 из 9