Уральский сыск

Старости: 24–30 октября 1916 года

Ровно 100 лет назад криминальная сводка продолжала отвоевывать себе всё новые страницы в екатеринбургских газетах: кражи, грабежи, задержания, воровские «малины». В ответ на это городской голова (по-нашему мэр) предложил думе план учреждения собственного сыскного отделения. Что из этого вышло, читайте далее. Кроме того, в свежем выпуске «Старостей» вас ждет много интересного. «Взрывоопасные» китайцы: несколько китайских рабочих объясняют суду, зачем они хранили у себя взрывчатые вещества и подпоясывались зажигательными шнурами. Резонансный побег: всего один день находился в заключении рецидивист Филиппов, после чего скрылся, тяжело избив тюремного сторожа. Здесь рыбный «дух»!.. Рассказ о том, как запах кеты привел жандармерию в привокзальный буфет. Железнодорожный инцидент: человек попал под поезд в центре Екатеринбурга, почти прямо на Плотинке. Это и многое другое читайте далее…

Фото:

24–25 октября

 

Кража. 24 октября вечером из квартиры дворянки А. И. Киборт, проживающей на Успенской ул. в доме № 15, в ее отсутствие из квартиры неизвестно кем похищен сундук с разным бельем, заготовленным в приданое дочери. Сумма похищенного определяется в 2 000 рублей.

«Взрывоопасные» китайцы. 25 октября в суде слушалось дело пяти китайцев, работавших в Верх-Исетском горном округе в Пышкинско-Ключевском руднике. Обвинялись они в хранении взрывчатых веществ. Никто из них по-русски говорить не может. Для объяснения с ними суд вызвал переводчика. Фабула дела изложена.

Обвиняемые работали в шахтах. Там после взрывов пород они иногда находили неразорвавшиеся патроны. Администрация рудника объявила, чтобы всякий нашедший патрон, капсюль или шнур сдавал их в контору за премию 50 копеек. Обвиняемые об этом знали, и некоторые из них ранее уже сдавали патроны. Тем не менее, когда в казармах у китайцев произвели обыск, то у пятерых были найдены взрывчатые вещества.

Обвиняемые в это время находились на работах. На допросе четверо показали, что патроны принадлежат не им. Пятый же, имевший 13 патронов, объяснил, что он копил их для того, чтобы потом сразу сдать в контору.

На суде обвиняемые держатся апатично. Изможденные больные лица устало смотрят на необычную для них обстановку. Из показаний свидетелей не удалось установить, известно ли было китайцам, что за хранение патронов полагается строгое наказание. Свидетель Прибылев – заведующий динамитным складом – говорит, что по крайней мере официального объявления об ответственности не было. Становой пристав и урядник дают показания, расходящиеся с показаниями, данными у судебного следователя.

Защитник, присяжный поверенный Щипанов, говорит, что он не видит повода подозревать обвиняемых в каком-либо злом умысле. По его мнению, обвиняемые ничем не навлекли на себя подозрений. Взрывчатые вещества они никуда не прятали, а держали у себя, создавая, прежде всего, опасность для своей жизни. Между прочим, один из китайцев в свое оправдание сказал, что зажигательный шнур он взял себе как крепкую веревку – пояс.

Итак, суд в отношении двоих китайцев вынес обвинительный приговор. Они отправлены в арестантские отделения на три года. Остальные трое оправданы. По-прежнему равнодушные китайцы покинули зал суда.

Подарки принца. Недавно через Екатеринбург проследовал Его Императорское Высочество японский принц Кан-Ин. После этого Его Высочество решил передать старшему инспектору Российских железных дорог Сардарову 10 тысяч рублей для раздачи этих денег кондукторским и паровозным бригадам и жандармским чинам тех железных дорог, по которым проезжал принц (в том числе Пермской и Омской ж/д). Кроме того, принцем передано по одной ценной вещи на каждую дорогу для передачи старшему из агентов, сопровождавших поезд Его Высочества.

Железнодорожные громилы. В начале октября на станции Нижний Тагил стали наблюдаться частые кражи из товарных вагонов разнообразных грузов. Кражи всё учащались, наконец несмотря на бдительность охраны стали явлением ежедневным. Громилы были буквально неуловимы. Им удалось с 15 по 21 октября похитить из вагонов товару почти на 2 000 рублей.

Наконец засаде жандармским унтер-офицером удалось открыть преступников. Громилы были пойманы на месте преступления. Их оказалось двое рецидивистов-варшавян: Франц Тарковский и Андрей Чез. Оба они неоднократно отбывали наказание в варшавских арестантских ротах и были эвакуированы в Самару, а оттуда – в Тагил. Громилы-варшавяне производили взломы при помощи ломки-фомки особого типа. Большая часть украденного найдена в их квартире.

Обнаружение краденого. 25 октября прислуга присяжного поверенного С. А. Бибикова, мещанка Г. А. Лаптева, будучи в гостях у своей знакомой Н. В. Таланкиной, похитила ситцевую юбку. При розыске юбки в корзине Лаптевой обнаружена дамская шуба, стоющая 610 рублей, похищенная из квартиры господина Бибикова 27 сентября. Лаптева в краже созналась.

Учреждение сыскного отделения. На последнем заседании городской думы городской голова обратил внимание гласных (депутатов. – Прим. сост.) на сильно развившиеся в последнее время в городе кражи. Он же заявил о необходимости учреждения в Екатеринбурге сыскного отделения. Ввиду этого следует воспользоваться эвакуированным сюда из Варшавы вполне сформированным сыскным отделением, для которого городская управа временно предоставила помещение в арендуемых городом номерах Александрова у Каменного моста.

Заведующий сыскным отделением просит городское управление через полицеймейстера привести номера Александрова в исправное состояние, омеблировать занятые отделением восемь комнат, дать отопление и поставить телефон. Расход на содержание помещения сыскного отделения городской голова исчисляет в 2 000 рублей и просит думу ассигновать эту сумму на первый год, считая со времени учреждения сыскного отделения.

Гласные Брагин и Вяткин высказывают опасение, что затраты на помещение сыскного отделения значительно превысят названную городским головой сумму, так как номера Александрова крайне неблагоустроены и ремонт потребует больших расходов. Гласный Магницкий и другие находят, что такой расход вообще крайне нежелателен. Ограждение безопасности граждан является делом правительства, а не города.

Дума находит полезным учреждение в Екатеринбурге постоянного сыскного отделения и принимает затем постановление – возбудить перед правительством ходатайство об организации сыскного отделения полностью за счет казны. Этим постановлением предложение городского головы об ассигновке 2 000 рублей на сыскное отделение отвергается.

 

26–27 октября

 

Старый городской театр. 26 октября прибывшим в г. Екатеринбург архитектором строительного отделения Пермского губернского правления господином Власовым произведен технический осмотр вновь отремонтированного старого театра (ныне кинотеатр «Колизей». – Прим. сост.). Все железобетонные работы найдены удовлетворительными. Попутно был произведен и осмотр потолка, но испытание не производилось, так как ранее потолок дал прогиб, и он будет заменен.

Задержание вора. 26 октября утром чинами полиции первой части задержан кучер купца Кисельмана. Он уличен в систематической краже разных товаров у нанимателя. В последний раз обвиняемый похитил три ящика белил, сложил их на воз с навозом, но вывезти из ограды не успел. Задержанный предъявил паспортную книжку на имя крестьянина Георгия Филиппова, заявив, что паспортная книжка подложная, но написана на его настоящее имя.

При задержании Филиппова отобран револьвер системы Нагана, который он держал рукой в кармане. Револьвер был заряжен тремя пулями, из чего можно заключить, что Филиппов намеревался оказать полиции вооруженное сопротивление. Он же, Филиппов, признается, что судился за кражи и отбывал наказание в тюрьме в Сибири уже два раза.

Побег арестантов. 27 октября около 8 часов вечера городовой первой полицейской части И. Ф. Колмогоров, выпуская подследственных арестантов в уборную, не замыкал камеры на ключ, как и выходных дверей, а также имел при себе вооружения.
Возвратившийся из уборной последним только что арестованный накануне по обвинению в краже у Кисельман Георгий Филиппов напал на Колмогорова, свалил его на пол. В это же время выбежал из незапертой камеры другой арестант, Степан Лежнев, и, предварительно заперев камеру на ключ, они оба стали бить и топтать Колмогорова.

Приведя Колмогорова в бесчувственное состояние, Филиппов надел шинель и фуражку городового, а Лежнев – свою одежду, и оба бежали.
Личность бежавших не установлена, так как Филиппов при задержании предъявил подложную паспортную книжку, а Лежнев никакого письменного вида не имел. Предполагают, что они оба важные преступники или бежавшие с каторги. Положение полицейского стражника Колмогорова очень серьезное: у него переломаны ребра и помята грудная клетка.

Задержание пленных. 27 октября на Толкучем рынке задержаны пять пленных-австрийцев, бежавших с работ из каслинского завода. Задержанные совершенно не говорят по-русски.

Буфетные безобразия. Совершенно случайно обнаружено безобразие: антисанитарное ведение буфетного дела станции Екатеринбург-I. Пассажир А. Лобанов купил в буфете IV класса ½ фунта кеты за 45 копеек. Рыба оказалась полусгнившей, имеющей отвратительный запах. Лобанов заявил об этом дежурным жандармам и вручил им свою покупку. Немедленно был произведен полицейско-санитарный осмотр буфета и лавочки, находящейся на платформе нового вокзала, принадлежащей тому же владельцу.
При осмотре найдено: на буфетной стойке IV класса 10¼ фунта тухлой кеты. Кроме того, кета оказалась изгрызенной хомяками. В лавочке найдено: 1 фунт заплесневелой и изъеденной хомяками воблы и 4½ заплесневелой копченой колбасы.
Сгнившие продукты полицией уничтожены, и на буфетчика составлен протокол.

 

28–30 октября

 

Махорочное горе. Продовольственной комиссией городской управы ради прекращения в Екатеринбурге махорочного кризиса было командировано в г. Ярославль специальное лицо для закупки двух вагонов (приблизительно 400 ящиков) махорки. Табак будет продаваться в городской продовольственной лавке.

Об отводе участков при горном институте. В городскую управу поступает большое количество ходатайств об отводе участков земли возле Екатеринбургского горного института. Отвод участков испрашивается под различного рода постройки. Если удовлетворить все ходатайства, то уже может возникнуть целая слобода.

Торги на имение наследников П. П. Демидова. По словам «Утра России», богатейшие на Урале владения наследников П. П. Демидова, князя Сан-Донато, правлением Нижегородско-Самарского земельного банка назначены к продаже с торгов за неплатежи по ссудам. В состав этих владений входят Луньевские чугуноплавильные и железоделательные заводы, Нижнетагильский заводской округ и «Галашкинская дача». Владения заложены, считая недоимки и срочные платежи: первые – в 3 840 000 рублей, второй – в 5 913 и третья – в 316 400 рублей.

Бешенство. В настоящее время процент бешеных собак не уменьшился в сравнении с прошлым годом. Объяснить это явление главным образом можно тем, что ловля бродячих собак ведется нерационально: дневная ловля не производится, и дело ведут совершенно не подготовленные к этому люди.

Эпидемия. Ввиду констатированного доктором Эманом факта заболевания среди учащихся Тихвинского и Турчаниновского училищ эпидемическими болезнями (корь и свинка) означенные училища закрыты сроком на десять дней.

Смерть служащего. Скончался служащий Екатеринбургской земской управы дорожного отдела господин Клементов, попавший несколько дней тому назад под поезд на переезде Главного проспекта (в конце XIX – начале XX вв. в Екатеринбурге в районе Плотинки была ветка железной дороги. – Прим. сост.). Он получил тяжелые ранения в голову. Товарищи – служащие земства возложили на гроб скончавшегося венок.

 

Камышлов. Вымораживание квартиранта.
(Ф. А. К. «Камышлов. Вымораживание квартиранта» // «Зауральский край», октябрь 1916 г., № 244)


У нас в городе еще с прошлого года ощущался крайний недостаток в квартирах, а за последнее время нужда в них возросла до того, что в одной квартире ютятся по несколько семей, перебиваясь с грехом пополам. В поисках за квартирами ежедневно встречаются нуждающиеся в них, но поиски остаются тщетными, и с наступлением холодов квартиронанимателям приходится переносить прежние лишения и неудобства за отсутствием свободных квартир. К этому надо прибавить еще неприятные инциденты между квартиронанимателями и жильцами их.

Так, например, квартирохозяин некто Ф. С. Батов, желая выдворить своих квартирантов, не стал им выдавать тепловых оконных рам от квартир, ссылаясь на то, что промазка в рамах стекол «по теперешнему военному времени» ему стоит очень дорого. Мы знаем, что по случаю войны действительно всё вздорожало, но Батов со своими квартирантами поступает чересчур «по-военному» и его распоряжения обойдутся квартирантам недешево. С наступлением холода при невыдаче тепловых рам квартиранты могут схватить простуду и поплатиться здоровьем, а последнее каждому дорого.

Поступок Батова напоминает прием немцев, выкуривающих врага из окопов удушливыми газами, разница лишь только в том, что Батов действует в тылу и не удушливыми газами, а «вымораживанием» квартирантов из квартир, как бы находя в этом издевательстве удовольствие.

Заметили опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите ИА «Актуально.ру»

Статьи по теме
Loading...