Разве об этом Евангелие?

Чаплин в РПЦ пропагандирует захват власти

30 августа на Международном православном молодежном форуме в Казани глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что верующая молодежь должна прийти на смену доминирующей политической и экономической элите России. Всеволод Чаплин подчеркнул, что нынешние элиты уставшие и коррумпированные и православным молодым людям необходимо «проявлять свое гражданское действие на уровне села, города, региона, страны в целом и всего мира». Цинизм существующих элит, по его словам, «мешает России сделать свой новый прорыв». Кроме того, Чаплин считает, что «настоящее дело» способно отвратить молодежь от вступления в террористические организации вроде «ИГИЛ» (запрещена на территории РФ). Наша редакция решила обратиться за мнением в связи с этой темой к двум людям: профессору философии Александру Перцеву и протоиерею Владимиру Зязеву. Ответы публикуем без купюр.

Фото:

Александр Перцев, доктор философских наук, профессор УрФУ: «Конкурент супермаркета не оперный театр, а киоск»

Если вы ждете от меня полемики с церковью, то напрасно. И в образовании, и в религии мне интересно все то, что побуждает человека устремляться к вершинам, и ненавистно все, что позволяет опуститься. Если вы меня поняли, то дурак тот, кто противопоставляет университет или церковь универсаму. Конкурент супермаркета не оперный театр, а киоск. Согласитесь, что должна быть у человека высшая ценность. Даже такой пройдоха, как Дейл Карнеги, считал, что главная потребность человека – это потребность в самоуважении. А самоуважение у тебя появляется, когда ты причастен к чему-то более высокому, чем все остальные.

Вообще, обычно считается, что Бог спасает всех поодиночке, это только в России «около одного праведника спасутся тысячи». На этом мы стоим, это некий коллективизм, хотя с точки зрения Запада это, конечно, халява. И надо выделиться, разумеется, не деньгами. Потому что самый эффективный бизнес – это копать экскаватором могилы на кладбище и содержать туалеты на вокзале. Конкуренции с вокзальным туалетом не выдержать. Хочется чего-то высокого, что к деньгам не сводится.

А молодежь по натуре своей склонна соревноваться. Сегодня мне все они, эти молодые люди, напоминают стайки мальков. Компьютерные игры выработали в них моментальную реакцию на ситуацию, они стремительно приспосабливаются к ситуации, но высоких идеалов у них нет, а все же хотелось бы чего-нибудь этакого.

В этой же атмосфере в Веймарской республике возник фашизм, потому что как же устоять, когда говорят тебе: «Ты будешь не человек, а сверхчеловек». Понимаете, демократия, которая распространилась на культуру, привела к ликвидации иерархий и способов выделиться (авторитетных научных курсов, например). В образовании везде пошел стандарт, машина у вас теперь принимает экзамены. Теперь тут не выделишься. Раньше человек испытывал кайф от того, что он какой-то, допустим, ленинский стипендиат или получил степень доктора наук… Теперь наверху шустрые и безликие «эффективные менеджеры». Представляете, в спорте бы ликвидировали всю иерархическую систему: все награды, клубы. А молодым ведь важно быть круче всех.

Однако вокруг тотальная демократия: опыт дворника равен опыту профессора, эскимосская культура равна немецкой, один человек – один голос. Но люди не хотят быть одинаковыми. Поэтому, когда кто-то скажет, что есть что-то более высокое, он соберет вокруг всех, кто хочет самоутвердиться. На это рассчитывает и Всеволод Чаплин в своей речи о том, что «православная молодежь должна сменить прогнившие политические и экономические элиты».

Выделиться из массы при помощи веры можно, но весь вопрос: какая это будет вера. Мир, который открывает богословие (христианское или какое-то иное), очень сложен. Здесь есть множество степеней посвящения, целая лестница ступеней. К ней и апеллирует и В. Чаплин. Он адресуется к серьезным молодым людям, а не к гопоте, которая заучила пару строк из Писания и возомнила себя сверхлюдьми.

Религия везде просматривается. Капитализм создали протестанты. Если посмотреть на современные дела, то есть православие и есть протестантизм. Греция и Германия. Греки говорят, что человек не создан для труда. «Работа больше двух часов – признак жадности», – заявлял Гераклит. А у немцев все другое: человек только и думает, как бы согрешить, поэтому его надо занять работой. Немцы, когда запряглись что-то делать, даже перерыв на кофе не могут сделать. Кофе этот остывает, остывает… И только когда закончили работу, они его пьют уже холодным.

И естественно, если ты церковь, тебе надо поднять какие-то знамена и идеалы. И выбор такой всегда: либо глубокая вековечная религия, многотомные сочинения, либо примитив.  Все уже знают, что есть два ислама и два православия ,фундаментализм и примитив. И это не только религии касается.

Помнится, в некие времена начала перестройки бытовала такая стрижка под каску, и кто-то сказал, что так стригутся только те, кто привержен фашизму. И вот прошел слух, что «фашисты» соберутся на Уралмаше. Тогда ребята из одного ПТУ взяли телогрейки, повесили на них комсомольские значки, хотя до этого никогда их не носили, и пошли на «фашистов». Молодежь склонна объединяться в противоборствующие команды, враждующие стаи, и совершенно неважно, что ты надел: футболку спортивного клуба, комсомольский значок или какую-нибудь икону за 30 рублей из киоска. Никто не знает, кто изображен на этой иконе. Никто не может рассказать, что обозначает и как появился комсомольский значок. С таким же успехом можно нарисовать на себе крестики и нолики.

Так же с исламом. Ислам – это очень сложная тончайшая религия и культура. Даже Пушкин переводил суры из Корана. Точно так же христианство: здесь бездна мыслителей. Но есть примитивные версии этих религий: ребята вешают орла или полумесяц на грудь, и ну давай рубить головы неверным. Это мне вообще напоминает большевистские школы: брали рабочего, быстренько его обучали начаткам марксизма и давали в руки винтовку. Просто так хочется самоутвердиться, но это сделать сложно, если проходить всю громадную систему теологии, глубоко изучать предмет. Куда проще религиозный фанатизм.

Другое дело: как ответить на этот фанатизм? Надо ли развивать примитивное христианство, чтобы быстренько обучить, как правильно креститься, а всех, кто неправильно крестится, начать резать? Это будет, конечно, повод. С содержанием христианства это вообще не связано. И в плюс нашим церковным руководителям идет то, что они не начинают плодить вокруг себя черные сотни.

Есть документ, принятый РПЦ, который называется «Социальная концепция», где написано, что не всякий труд угоден Богу, а только тот, который кормит тебя, твою семью и позволяет подать милостыню. Труд, который направлен на получение прибыли, Богу не угоден. Поэтому наша церковь не может использовать протестантские принципы для построения экономики. Вспомним, кто строил уральскую промышленность: либо немцы-лютеране, либо старообрядцы-индивидуалисты. И получается, что церковь наша не должна заниматься производством, но государством она занимается. Потому что Никейский собор, который определил догматы христианства, собрал Константин Великий, а он был императором. И с тех пор церковь говорит, что всякая власть от Бога.

Но если государство решило заниматься каким-то бизнесом, государственным капитализмом, то церковь в сложной ситуации. Христианство нужно тогда, когда у тебя сомнения, ломка, чтобы человек занялся собой, а не для того чтобы ковал что-то железное. Но опять же никто не хочет вникать в религиозные глубины. И в церкви тоже был некий бизнес долгое время. Везде рубили деньги. А сейчас вдруг народ везде что-то бесплатно готов поделать, появились волонтерские движения. И в самой православной церкви есть разные течения, РПЦ сейчас находится в раздрае. Я всегда говорил, что религия не создана для того, чтобы поддерживать политехника, и соединить ежа с ужом и поместить в ракетный институт кафедру теологии – это бред. Но откровенно сказать церковь этого не может (хотя и хочет), потому что она должна всячески поддерживать линию государства.

Я был в Казахстане. Они говорят, что «ИГИЛ» распространяется подобно раковой опухоли. Подобные дела были в христианстве с крестовыми походами: народ встал толпой и куда-то пошел, и остановить это невозможно. Потому что если перетолщить с демократией и сказать, что двоечник равен отличнику, то она пойдет куда угодно. Наполеон говорил, что с помощью ордена Почетного легиона (всего лишь шелковой розетки) решил массу проблем в своих войсках, потому что если молодежь не награждать, то она будет резать друг друга и всячески выделываться.

Поэма «Двенадцать» Александра Блока об этом же. По сути дела, этот тот же самый «ИГИЛ», потому что вся эта подозрительная публика не христиане ни разу. Точно так же, как в поэме Христос куда-то эту братию ведет, так и Магомет ведет куда-то «ИГИЛ» сегодня. Ни фига он не ведет никуда. Никакого отношения к Магомету этот ислам не имеет. Это просто собралась шайка, и неважно, как она называется.

А фокус состоит в умении усваивать нечто сложное. Наша система образования это умение ликвидировала. Тестовые системы, стандартизация, компьютерные методы сдачи экзаменов – все это напрочь лишает творчества. Вместо кафедр в университетах сейчас будут менеджеры без ученой степени. Профессора нынче дороги для преподавания, а преподавать надо дешевле. Такую концепцию диктуют сегодня московские экономисты, которые определяют стратегию образования в стране. Поэтому чего удивляться, что популярны такие организации, как «ИГИЛ».

Митрофорный протоиерей Владимир Зязев, настоятель храма Рождества Христова на Уралмаше

Сразу скажу, что с Чаплиным я во многих его высказываниях не согласен. Мы с ним примерно одного ранга и примерно одного возраста. С моей точки зрения, церковь абсолютно самодостаточна и самобытна и ни в какие политические и экономические круги ей пытаться войти не надобно. А что получается? Это же фактически захват власти Чаплин таким образом пропагандирует. Но разве Спаситель говорил нам о том, что надо пытаться перехватить власть и исправить ее, даже если она несовершенна? Разве об этом написано в Евангелии? У нас есть только одно право и одна сила – молиться за власть. И есть право и сила воспитывать гражданина в вере. А уж там будь что будет. И никогда у православной церкви не было такой цели – быть чему-то противовесом, будь это «ИГИЛ» или что-либо другое. Не для этого она существует. А Чаплину самому надо определиться, кто он: политик, бизнесмен или христианин.

Заметили опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите ИА «Актуально.ру»

Статьи по теме
Loading...