Прогресс в архаику

Известный российский политолог Андрей Фурсов рассказал о разрушении массового образования на фоне внедрения суперсовременных технологий

Кризис действующей системы международных отношений все более очевиден. Даже такая организация, как ООН, уже не в силах выполнять функции сильного надгосударственного арбитра в вопросах внешней политики. Ситуация усугубляется активизацией сил, стремящихся уничтожить зачатки какой-либо устойчивости во имя хаотичного мирового порядка. Знание становится сакральным понятием и достоянием «элиты», а система образования упрощается до примитивизма.

Фото:

Футуро-архаический мир и беззащитность Европы

–​ Андрей Ильич, что можно сделать в условиях разрушения системы международных отношений и как предотвратить попытки свергнуть складывающийся международный порядок?

– Здравые политические силы должны пытаться защитить государственный суверенитет, а не встраиваться в новый порядок. Единственная сила, которая может противостоять навязыванию управляемого хаоса на данный момент, – это Российская Федерация, потому что у нас есть ядерное оружие.

 А вот частные военные контингенты и вовсе не подпадают под международное право. Какими событиями в мировом и национальном политическом процессе это чревато?

– Дело здесь не только в частных военных компаниях. Тут весь фокус заключается в международном праве. Я не уверен, что оно сохранится, потому что после исчезновения Советского Союза, который был контрбалансом Запада, не осталось тех, кто мог бы защитить слабых мира сего. Международное право предполагает наличие того, кто сможет остановить агрессора. При отсутствии такового нет и международного права. А частные военные контингенты возникли как раз в условиях бесправия.

 Международный валютный фонд (МВФ) сотрясает череда скандалов и интриг. Кому это может быть выгодно?

– Мне трудно сказать, кому это выгодно, поскольку информация противоречива. Для того чтобы в этом разобраться, нужно понять внутреннюю кухню фонда, а МВФ является предельно закрытой структурой. Тем не менее есть версия о том, что это борьба между теми, кто хочет сохранить господство доллара, и между теми, кто хочет привести наверх другую валюту. Однако это одномерное объяснение, а в этой ситуации, как мне кажется, не одно дно.

–​ В своей серии книг «Игры мировых элит» вы говорили о том, что нет мирового правительства, но есть закрытые группы согласования мировых интересов. Возможны ли перестановки в их рядах?

– Конечно, острые противоречия и перемены возможны внутри любой группы. Но, как показала история последних двухсот лет, они очень хорошо находят компромисс между собой, когда речь заходит о проблемах.

Фрэнсис Фукуяма в своих работах пишет о том, что на место ушедшей в небытие политике пришла геоэкономика, которая тоже не вечна. Что, на ваш взгляд, придет после нее?

– Мне кажется, Фукуяма ошибся насчет геоэкономики. На смену политике пришла некая комбинация шоу-бизнеса и административных систем. Одним из проявлений этого процесса является тот факт, что Шварценеггер сегодня является губернатором Калифорнии.

 Принимают ли, по вашему мнению, европейские государства какие-то адекватные меры по защите своих граждан от террора?

– На мой взгляд, они не принимают никаких конкретных мер. Миграционный кризис показал полную политическую импотенцию, полное отсутствие воли. Евросоюз пляшет под американскую дудку и фактически не управляет ситуацией. Поэтому все разговоры о том, что они защитят своих граждан, выглядят достаточно неправдоподобно.

–​ Какая, на ваш взгляд, тенденция сейчас наиболее ярко отображает происходящие в мире парадоксы?

– Происходящее сейчас – это архаизация на фоне внедрения суперсовременных технологий. Это футуро-архаический мир, который является гораздо более опасной средой, чем все, что было прежде.

О Центробанке, российских элитах и Ельцин-центре

–​ В свежем интервью порталу «Правдоруб» вы заявили о том, что надежды российских либералов напрасны и все они аффилированы с американским госдепартаментом. В другом интервью вы утверждали, что Россией управляет западная политическая элита. Каким образом наша страна может избежать данного управления?

– В нашей элите есть мощный прозападный сегмент. Он сформировался еще во времена ельцинщины. Если бы нашей страной управляла западная элита, то не было бы возвращения Крыма в состав России, не удалось бы помешать США в Сирии. Что касается наших либералов, они явно работают не на государственный интерес страны. Достаточно оценить их реакцию на казус Савченко. Вот когда украинского журналиста Олеся Бузину убили, они даже слова не сказали. Между тем Бузины больше нет, а здесь женщину судят за конкретные вещи.

–​ В нашей стране учащаются нападки на оппозицию. А немецкий политолог Г. Оберрёйтер в работе «Парламентская оппозиция» утверждал, что цель оппозиции – влиять на правительство, во многом контролируя его действия. Есть ли в современной России силы, способные оздоровить политическое поле?

– Например, Касьянов и Навальный – это западная агентура, а никак не оппозиция. И до сих пор я думаю, что правительство – это единственный европеец. Экономический блок нашего правительства проводит достаточно странную политику, которая не усиливает страну, а ослабляет ее. Так вот если говорить о перспективах, то мои надежды в первую очередь связаны с верховной властью. Я повторяю, что в настоящее время в нашей стране никакой оппозиции нет. У реальной оппозиции должен быть конкретный политический проект, а у этих людей он отсутствует.

–​ В последнее время властная каста неприкасаемых начала нести множественные потери. Как вы думаете, могут ли в российской политической элите в ближайшее время произойти существенные изменения?

– Для этого нужна инсайдерская информация. У меня таких данных нет, но если говорить о тенденциях, то, безусловно, у нас нужно приводить в соответствие внутреннюю и внешнюю политику. Это означает, что должны появиться новые люди в экономическом блоке правительства, потому что нынешняя политика Министерства экономики направлена на усиление дестабилизации страны.

Госдума относительно недавно приняла закон о МСУ. Теперь по России шествует отмена прямых выборов глав муниципальных образований, хотя по Конституции мы являемся демократическим государством. Какие риски таит в себе данное решение?

– По Конституции России мы являемся и социальным государством. Где вы видите у нас соблюдение данного тезиса? С пунктом о демократической стране ситуация аналогичная.

Мы находимся в стенах Екатеринбургской епархии, но я все же спрошу. Если мы посмотрим на наш политический процесс, то увидим сильное влияние РПЦ на общественную жизнь и вмешательство церкви в политику. К чему может привести клерикализация?

– Я не замечаю ничего подобного и не могу сказать, что у нас идет клерикализация общественной жизни.

–​ Вы неоднократно выступали против открытия Ельцин-центра в Екатеринбурге, на создание которого были потрачены большие средства. Хотя институты гражданского общества, сворачивание которых вы так осуждаете, возникли как раз во время правления первого президента России. Объясните, пожалуйста, противоречие.

– Создание Ельцин-центра, на мой взгляд, безусловная ошибка власти. Налицо необходимость отмежеваться от ельцинщины, а не фиксировать связь с Ельциным и его эпохой. Что же касается свободомыслия, то продажа независимых книг в книжном магазине этого центра не означает наличие здесь свободы мысли.

 Центробанк зачастую осуществляет абсолютно неэффективные меры в условиях кризиса. Их можно даже назвать цугцвангом, так как каждый следующий ход делает ситуацию более худшей, нежели предыдущий. В этой связи как будет меняться экономическая ситуация в России, на ваш взгляд?

– Экономическая ситуация в нашей стране не изменится к лучшему. А Центробанк ведет себя ровно так, как ему положено: подчиняясь не государству российскому, а федеральной резервной системе. Это анклав чужих интересов на территории нашей страны, и до тех пор, пока это не изменится, ничего хорошего в России не будет.  

Заметили опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите ИА «Актуально.ру»

Статьи по теме
Loading...