Пчелы в очереди за сахаром

Старости: 17–23 октября 1916 года

Сахара – меньше половины килограмма на человека в месяц. Такая норма начала действовать в тыловом Екатеринбурге ровно 100 лет назад. И всё бы ничего, однако на тот же самый сахар вдруг открыли «свой роток» конфетные фабрики и даже… уральские пчелы. О неожиданной «конкуренции» читайте в свежем выпуске «Старостей». Кроме того, вас ждет много интересного. «Продовольственная лавка от антихриста» – сообщение специального корреспондента из соседней Вятской губернии. Может ли фельдшер принимать пациентов лежа в постели: в уральской прессе обсуждают поведение земских медицинских работников. В екатеринбургских гимназиях после некоторого перерыва снова начинают выставлять оценки. А также крупный дар библиотекам города, кое-что о традиции меценатства на Урале.

Фото:

17–19 октября

Уничтожение лесов Урала. Под таким заглавием помещена в «Утро России» следующая корреспонденция из Уфы.

«Уралу грозит серьезная опасность остаться без лесов. Небывалый подъем цен на дрова (с 6 до 30 рублей за погонную сажень) сделал то, что теперь на Урале и в Приуралье лес вырубается сотнями и даже тысячами десятин. По всему лесному краю неумолчно стучат топоры, и вековые дубы, сосны, ели и даже кедры гибнут, оголяя пространства на сотни верст. Дров заготовлено масса, но вырубка лесов не прекращается. Наоборот, из всех концов Приуралья и даже Зауральского края сообщают о лихорадочной скупке лесных имений, больших и малых, причем цены подняты до невероятных размеров».

Печать антихриста. Корреспондент «Вятской речи» сообщает, что в селе Сосновка Сарапульского уезда кто-то распространил слух, что потребительская лавка основана антихристом: «Говорят, что кто запишется в потребительскую лавку членом, того будут клеймить печатью антихриста» На этот вопрос мужичка и солдатки приходилось давать ответы.

«А когда же будут клеймить? – поинтересовался я, – ведь общественные лавки давно существуют, и не слыхать, чтобы где-либо клеймили кого-нибудь…»

«Да кто же его знает, – спокойно отвечает солдатка. – Может и после смерти!»

«А кто же клеймить-то будет?» – опять пристаю я с вопросом.

«Да антихрист-то и будет», – урезонивает меня, бестолкового интеллигента, солдатка. И таким тоном это было сказано, точно хотела сказать: «И как это вы, грамотные, не знаете этакого пустяка!»

 

Штрафы. Уполномоченным по чрезвычайной охране А. С. Нецветаевым наложены следующие административные взыскания:

1.​ Жена содержателя буфета общественного собрания П. В. Урядникова за продажу спирта подвергнута штрафу в тысячу рублей или тюремному заключению на три месяца.

2.​ Мещанин А. А. Семёнов за повышение цены на рыбу – штрафу в сто рублей или месячным арестом.

В родительском комитете 1-й женской гимназии рассматривался накануне немаловажный вопрос о возобновлении для учениц 7-го класса третных и аттестатных отметок (треть – аналог современной четверти в школе; также скажем, что ранее местами в царской России отказывались от выставления оценок школьникам. – Прим. сост.). Настоящий вопрос вызвал продолжительные прения, причем приглашенные педагоги высказались за введение более удобной балльной системы, после чего вопрос был вынесен на баллотировку.

Собрание постановило: а) просить педагогический совет ввести словесную оценку для третей, т.е. отлично, хорошо, удовлетворительно и неудовлетворительно; б) для аттестатов же установить цифровую систему, мотивируя важностью получения медалей и облегчением поступления в высшие учебные заведения.

Крестьянин – об университете. Крестьянин села Усть-Кишерти Кунгурского уезда М. Ф. Топыков прислал в «Пермскую земскую неделю» следующее письмо:

«Население Пермской губернии очень интересуется открытием университета в Перми. Теперь пермяки счастливы, будут учиться в своем пермском университете. Но счастье не для всех, а для одних только состоятельных лиц. Среднее и бедное крестьянское население не в состоянии учить детей в университете. А потому желательно, чтобы земство и Министерство народного просвещения поболее открывало для крестьян в селах высших начальных училищ и низших сельскохозяйственных школ».

Крупный дар. На днях скончалась вдова екатеринбургского золотопромышленника О. И. Дрозжилова, оставившая большую часть своего крупного состояния местным просветительским и благотворительным учреждениям. По духовному завещанию 40 000 рублей отойдет публичной библиотеке имени Белинского и 40 000 рублей – глазной лечебнице имени Миславского (на основание при ней убежища для приезжающих больных).

Имеются также пожертвования на стипендии бедным ученицам первой и второй женских гимназий и ученикам реального и уральского горного училища. Большая сумма также завещана Екатеринбургскому горному институту на приобретение книг для ее библиотеки (в размере 65 000 рублей).

Нельзя не отметить, что духовное завещание О. И. Дрозжиловой является необычайным для местных богатых людей, оставляющих после себя огромные состояния, но уходящих из этого мира без всякого следа для нашего общественного следа.

 

20–23 октября

Сахар. С 20 по 1 ноября городской продовольственной комиссией населению города будет выдаваться сахарный песок за октябрь в размере одного фунта на человека. Предварительно сахар будет выдан для продажи тем же торговым предприятиям, которыми продажа его производилась в предыдущие месяцы.

Ввиду изменения цены на сахар в Пермской губернии издано постановление: сахарный песок продавать не дороже 21 копейки за фунт.

И пчелы без сахару. Уральскому пчеловодству угрожает кризис. Вследствие сырого ненастного лета взяток был плохой и пчелы не сработали того количества меду, которое могло бы обеспечить их зимнюю кормежку. Заботясь о сохранении пчеловодного хозяйства в Екатеринбургском земстве, инструктор пчеловодства А. Г. Овчинкин возбудил ходатайство перед земством об отпуске для подкормки пчел 750 тысяч пудов сахарного песку.

Если ходатайство не будет удовлетворено, то пчеловоды нашего уезда могут потерпеть крупный убыток. От зимней недокормки может погибнуть до 20 тысяч пчел. На подкормку же пчел требуется сахарного песку всего по десять фунтов (около четырех килограммов. – Прим. сост.) на семью.

О конфетной промышленности Екатеринбурга. В ответ на телеграмму главного уполномоченного по продовольствию господина Неверова о конфетной промышленности продовольственная комиссия городской управы сообщила следующее.

«Сообщаем, что в Екатеринбурге конфетно-шоколадными фабриками переработано сахара за 1914 год 47 700 пудов и суррогатов 23 400 пудов; в первой половине 1916 года сахару – 46 750 пудов и суррогатов 31 335 пудов. Нормировать всё производство необходимо. Широко потребляются демократическим населением и способны заменять сахар карамель с начинкой, помадки, монпансье. Средним классом употребляется шоколад. Себестоимость пуда: карамель – от 17 руб. 30 коп., монпансье – от 18 до 28 рублей, помадки – от 19 до 30 рублей, шоколад – от 60 до 120 рублей.

Выходит из одного пуда сахару готовых: карамели и монпансье от 1 пуда 10 фунтов до 1,5 пуда; помадки 1 пуд 10 фунтов, шоколада до 3 пудов. <…>

Екатеринбургские фабрики всесторонне обследованы. Продовольственная комиссия признала, что фабрики эти обслуживают районы пяти-шести губерний и необходимо для их производства 83 000 пудов сахару».

«Царственный» фельдшер. Как передают из Нижне-Сергинского завода, у местной учительницы М-ой заболел отец. Учительница-барышня отправилась на своей лошади за фельдшером, который живет в помещении больницы, и приехала туда в 8 часов утра. Через больничную прислугу она попросила фельдшера поехать на дом к больному, но получила ответ, что фельдшер просит ее к себе в комнату. Узнав, что фельдшер еще в постели, учительница отказалась войти и стала дожидаться, когда он оденется и выйдет. Пришлось ей прождать около часу, но без результата. Снова начались переговоры через прислугу, и в конце концов учительница, сильно беспокоясь о больном отце, решила войти в комнату фельдшера и нашла его всё еще в кровати.

Начались расспросы о больном, затем последовал отказ поехать, причем фельдшер ссылался то на недостаток времени, то на невозможность ехать не попивши чаю. После энергичных упрашиваний фельдшер всё-таки дал согласие отправиться к больному. Учительница вышла и стала его дожидаться. Но через полчаса фельдшер вышел и заявил: «Ехать я к вам не могу, мне некогда».

В финале этой отвратительной истории не поехал фельдшер, не поехал доктор, который сам оказался больной. А поехала к отцу учительницы дочь врача – сама медичка.

Этот характерный случай показывает отношение к народу низшего медицинского персонала. Сохрани Боже хворать нашему мужику или бабе!

Воззвание женщин. Группа пермских женщин подала ректору пермского отделения петроградского университета заявление, в котором просит возбудить ходатайство перед Министерством народного просвещения о допущении в пермский университет женщин наравне с мужчинами, а не только на свободные после приема мужчин места. Под заявлением имеются более 100 подписей женщин, окончивших гимназии, высшие курсы, женщин-врачей и матерей. Ректор сочувственно отнесся к заявлению и обещал препроводить их записку в министерство.

Свинка. Златоустовская церковно-приходская школа закрыта на неопределенное время вследствие появления среди учащихся заболеваний свинкой.

Оспопрививание. В настоящее время в 16 городских и двух единоверческих низших школах Екатеринбурга фельдшерицей и оспопрививальницей госпожой Кленовой ведется усиленная работа по оспопрививанию. До сего времени из 18 училищ в девяти прививание оспы учащимся окончено. В остальных девяти прививка будет произведена с 25 по 31 октября.

Такса ломовых извозчиков. Уже сообщалось ходатайство ломовых извозчиков об изменении таксы за перевозку грузов со станции на станцию. Ходатайство о повышении таксы мотивировалось дороговизной. В связи с этим городская управа запросила Екатеринбургское городское полицейское управление, будет ли изменена такса ломовых извозчиков. Полицейское управление уведомило, что прежняя такса остается в силе.

Тростниковый сахар. Продовольственная комиссия городской управы сделала заказ на 20 тысяч пудов тростникового сахара. Сахар в настоящее время находится в г. Владивостоке. По вопросу, по какой цене будет продаваться сахар и будет ли выдаваться сверх установленной до сих пор нормы (один фунт на человека), в настоящее время сказать что-нибудь определенное нельзя.

 

В магазине обуви. (С натуры)

(В. Ч-к. «В магазине обуви. (С натуры)» // «Зауральский край», октябрь 1916 г., № 234)

 

1-я сценка

Студент выбирает штиблеты. Одел.

«Ну что, хороши?» – спрашивает приказчик. «Подходят». «Прикажете завернуть?» «Нет, зачем же, я в них и пойду. А какая цена?» «40 рублей».

«Позвольте, позвольте! Я у вас покупал такие же штиблеты за 18 рублей!»

«Да, это верно… Была такая цена…»

«Совершенно такие же штиблеты!»

«Совершенно верно, только теперь на них другая цена».

«Так вот, получите свои 18 рублей», – заявляет студент.

«Никак нельзя».

«Ну я снимать их не буду. Получите деньги».

«Позвольте, как же… Мы не можем… Меньше 40 рублей не можем отдать».

«Как хотите, я снимать не буду. Если желаете – зовите городового, составим протокол».

Длинная пауза… «Зовите городового… Больше 18 рублей всё равно не дам».

Новая пауза. Заминка… Городового… Протокол…

«Уплатите в кассу 18 рублей…»

Студент выходит из магазина в новых штиблетах.

 

2-я сценка

Мировой судья выбрал штиблеты. На подошве стоит целый ряд прежних перечеркнутых цен. Часто меняют… Стирать не успевают… Последняя цифра, не зачеркнутая еще, – 26 рублей. «Какая цена?» «26 рублей».

«Что-о-о? Штиблеты старого запаса, стоимость их 7 руб. 50 коп. Цифра-то ведь видна».

«Это прежняя цена-с. Потом, видите, поставлено 12 руб., 19 руб. А теперь стоят 26 руб. Старые цены перечеркнуты-с…»

«Вы меня извините. Я должен буду составить протокол. Я мировой судья».

«Ах, виноват… Позвольте-с завернуть за… 7 руб. 50 коп.»

Покупатель, удовлетворенный, уходит…

Так обывателю приходится бороться со спекуляцией.

Заметили опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите ИА «Актуально.ру»

Статьи по теме
Loading...