Пара пассажей о «вавилонской башне»

Старости: 28 ноября – 4 декабря 1916 года

Казалось, только недавно улеглись страсти вокруг здания «Пассажа» в самом центре Екатеринбурга. Снесли. Построили. И точка. А ведь и старое здание «Пассажа» рождалось в муках: ровно 100 лет назад, когда глава города носил патриархальное имя Александра Евлампиевича, а площадь 1905 года называлась Торговой. В конце ноября 1916 года здание «Пассажа» только-только ввели в строй, а его уже прозвали «вавилонской башней». Городская управа ошиблась с его сметой, залезла в долги. Да еще крупная торговая фирма имела свои претензии из-за этого долгостроя. Словом, екатеринбургским газетам в ноябре–декабре 1916 года было что обсуждать…

Фото:

28–30 ноября

Несчастный случай. Накануне на льняно-ткацкой фабрике братьев Макаровых рабочему австрийцу из военнопленных Н. Берфельдту в трепальной машине сломало руку. Произошло это по неосторожности самого потерпевшего. Берфельдт отправлен в городскую больницу.

Несчастный случай – 2. 28 ноября служащий в типографии Ершова и Ко (Главный проспект, д. 20) крестьянский мальчик Верх-Исетского завода В. Н. Уфимцев, проходя очень близко около привода печатной машины, был зацеплен последним за полушубок и при падении получил серьезный ушиб головы. Уфимцев в бессознательном состоянии был отправлен в городскую больницу.

Спектакль для лазарета. В лазарете № 2 комитета союза городов группой любителей был устроен спектакль для раненых воинов. Было поставлено: «Бедный Федя» и «Новогодняя Пасха». По окончании спектакля состоялся маленький дивертисмент, в который вошли номера пения и декламации. Раненые воины остались очень довольны исполнением и много аплодировали развеявшим их тоску. К Рождеству любители, как слышно, готовятся к постановке какой-то большой пьесы.

Кража. Крестьянка Осинского уезда М. Васенина, проживающая на Московской ул., в доме № 62, заявила о краже шубы на овечьем меху, крытой сукном, и оренбургской серой шали, стоящих 75 рублей.

В краже заподозривается прислуга, крестьянка Шадринского уезда Г. Нетупаева, которая во время отлучки Васениной из квартиры на рынок скрылась с похищенными вещами.

Пожар. В 7 часов утра 28 ноября на усадьбе Ятес на берегу Ятесовского прудка (располагались в районе парка «Динамо». – Прим. сост.) возник пожар во временных бараках, построенных для житья военнопленных австро-германцев. Бараки, числом четыре, были построены из теса, имея две обшивки, между которыми набита земля с древесными опилками. Первые два барака сгорели окончательно, остальные два сильно попорчены огнем, и они в большей части разобраны.

На пожар выезжали обе пожарные части; при тушении пожара работали две паровые пожарные машины. Помещавшиеся в сгоревших бараках военнопленные временно расквартированы в соседних бараках на усадьбе канцелярии воинского начальника (бывший дом трудолюбия).

Пожар, как полагают, возник от неосторожного обращения с огнем, именно от упавшей на пол керосиновой лампы.

Убежища для увечных. Отдел помощи увечным воинам главного комитета союза городов обратился к местному комитету союза со следующей просьбой.

«Необходимо обратить внимание на тех увечных, которые должны быть признаны неизлечимыми. Сюда относятся увечные с отсутствием обеих рук, с параличом конечностей, со свищами желудка, ранениями шеи и лица; страдающие каловыми и мочевыми свищами, пролежнями, недержанием мочи и кала и т.п. Помощь этим несчастным должна быть организована немедленно, т.к. в целом ряде госпиталей образовался уже осадок из такого рода больных и вопрос о переводе их в нарочито приспособленные учреждения является вопросом неотложным как в интересах самих увечных, часто лишенных в больших госпиталях достаточного ухода, так и в интересах самих госпиталей. <…> Главный комитет ввиду приведенных соображений предлагает местному комитету обсудить вопрос об организации учреждений для неизлечимо больных воинов.

Подобные убежища желательно устраивать на небольшое число призреваемых – от 10 до 20 человек. И желательно устраивать их при уже существующих больницах и т.п. учреждениях».

Постройка на Главной торговой площади. Техническое испытание строющегося на Главной торговой площади здания под руководством губернского архитектора господина Власова закончено в 1 часу дня 29 ноября. Испытание дало хорошие результаты: прогиб под тяжестью 22 тысяч штук кирпича получился самый ничтожный. Наконец здание можно определить для воинского постоя путем устройства в нем временных казарм для 400 воинских чинов.

Дело о стройке на Главной торговой площади – в думе. Очередное заседание городской думы 29 ноября отличалось исключительным многолюдством. В начале заседания присутствовало 38 гласных, цифра редкая. Явилось и множество граждан Екатеринбурга, быстро занявших немногочисленные места для публики, некоторые принуждены были стоять.

Общий интерес привлекло дело о долгострое, железобетонном здании на Главной торговой площади (ныне здание «Пассажа». – Прим. сост.), и связанном с ним скандалом.

Екатеринбургское отделение товарищества А. Ф. Второва довело до сведения городской думы, что несмотря на то, что фирмой было внесено в кассу города 25 тысяч рублей на постройку железобетонного здания на Главной торговой площади и отведено помещение на две роты, у нее в трехдневный срок был реквизирован розничный магазин. Благодаря гарантиям, обещанным городской управой, фирма сделала в этом магазине большие запасы товара. Реквизиция магазина принесла фирме огромные убытки.

Но ожидания бурного обсуждения вопроса в думе о злополучной стройке не оправдались – прения, в общем сдержанные, были непродолжительным и закончились постановлением – передать дело о постройке здания на рассмотрение соединенной комиссии – ревизионной и финансовой.

 

1–4 декабря

Путаники

(Мирской «Путаники» // «Зауральский край», декабрь 1916 г., № 276)

На последнем заседании городской думы Александр Евлампиевич Обухов при рассмотрении вопроса о неправильных действиях городской управы по поводу постройки на торговой площади «казарм» заявил: «Так всё здесь спуталось, что следовало бы всей думе заняться проверкой действий управы».

Подумаешь, какая роскошь: «Иметь городскую думу, состоящую из следователей».

У Александра Евлампиевича всегда наблюдается тяга к широкому размаху: на нашей памяти – проект эксплуатации городских торфяников по последнему слову техники. Теперь «новое дело» – постройка «вавилонской башни».

Какая ирония судьбы: спустя тысячелетия снова произошло «смешение языков». Управа и дума говорят на разных языках. И сам «строитель» в отчаянии сознается: «Всё здесь спуталось! Нуждаемся в следствии».

Мне припоминается недавняя история с раскрытием «шайки» спекулянтов в лице трех дельцов. Естественно, напрашивается вопрос: а где же остальные? Неужели три случайно вырванных человека держали «масляный курс».

История еще не сказала своего последнего слова, однако председатель городской продовольственной комиссии Вязельщиков получил от своих коллег по комиссии благодарность: «За энергию по раскрытию спекулянтов».

<…>

Творцы «вавилонских башен» спутались в своих «творениях». Кто же придет сильный и смелый, чтобы развернуть во всю мощь строительство обывательской жизни?

Уральские карандаши. Местная фирма «Русский графит», занимающаяся добычей и обработкой графита на копях около деревни Баевки, получила от одного одесского финансиста телеграмму с предложением о совместном оборудовании в Екатеринбурге фабрики карандашей. Финансист хорошо знаком с производством карандашей на известной немецкой фабрике Фабера. Фирма ответила на предложение согласием.

В суде за взвинченные цены. В окружном екатеринбургском суде слушалось недавно вполне «современное» дело. Управляющий обувной фирмой Моисеевых господин Шишов обвинялся в продаже обуви по цене, превышающей расценки правительственной таксы. Обвинитель – господин Кирцидель. Последний купил в магазине Моисеевых две пары ботинок, заплатив за них около 60 рублей. Покупка была произведена после объявления в «Пермских ведомостях» правительственной таксы на обувь. Стоимость купленного по таксе определяется только лишь около 45 рублей.

Суд признал господина Шишова виновным в нарушении обувной таксы и приговорил его к аресту на один месяц.

«Залежи» меди. При обыске в лавке Тарасова на Уктусской ул., в д. 32, чинами сыскного отделения обнаружено около 20 пудов штыковой меди. Предполагается, что медь похищена с Полевского завода.

Конная ярмарка. Екатерининская конная ярмарка в Перми в нынешнем году проходит крайне вяло. По сообщению пермских газет, лошадей мало, они дороги. Обыкновенно приводят для продажи на эту ярмарку простых крестьянских лошадей, но их-то и мало теперь. Так называемых заводских лошадей в продаже почти нет.

Неожиданный ажиотаж. В городскую управу усиленно продолжают поступать заявления лиц, ищущих работу в качестве переписчиц на пишущей машине. Заявлений о желании поступить на такую службу уже набралось свыше сотни. 

Заметили опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите ИА «Актуально.ру»

Статьи по теме
Loading...