Охотники за примитивом

Прибывший в Екатеринбург «Музей всего» собирает поделки аутсайдеров.

Сегодня с самого утра в конце улицы Карла Маркса, на лужайке, неподалеку от набережной реки Исеть, раскинуты шатры, распахнуты настежь два красных фургона, суетятся монтировщики. Издалека это можно принять за бродячий цирк. Но нет, это не шапито к нам приехало. На Урал пожаловал передвижной «Музей всего», по-английски The Museum of Everything.

Фото:

Заправляет «музеем на колесах» загорелый и бородатый мэн в круглых черных очках Джеймс Бретт. Он показывает классно изданные увесистые альбомы. Вот автопортрет художника Лобанова, который давно лежит на лечении в психушке, он гордо держит в руках автомат. А вот размытые фотки, которые сделал чешский бездомный, маниакально любивший «щелкать» женщин. Подобные артефакты и являются предметом охоты мистера Бретта.

У нетрадиционного искусства такого рода есть свои жанровые ярлычки: наив, примитив, арт брют. Последнее определение маркирует творчество душевнобольных. Мистер Бретт не любит термина наив, ему чудится в нем взгляд свысока на художника, проклятая печать – «непрофессионал». Джеймсу ближе более мягкие формулировки: художники-самоучки, те, кто рисуют сами для себя, а не для публики или рынка; кто вчера решили стать художниками; кто сроду не выставлялся; аутсайдеры. Критерий: вы считаете, что делаете искусство, и это главное. Приносите к нам свои работы, и мы скажем, что с ними делать.

Мобильный «Музей всего» начался с пустого места три года назад и гордится тем, что его посетителями стали около 300 000 человек. Кем финансируется проект не совсем ясно. На некие гранты. Мама мистера Бретта, вдохновившая сына начать поездку по России с Екатеринбурга, не вложила в музей ни цента. Джеймс просил написать об этом факте, чтобы маме сделалось стыдно, и она раскошелилась.

Региональный тур с проектом под ником «Выставка №5» в самом деле совершил первую трехдневную остановку на Урале. Поэтому фургоны его абсолютно пусты. Экспонатами, по замыслу мистера Бретта, музей должен заполняться по пути.

Принцип работы «передвижки» такой: в каждом городе, куда заедут визитеры, никому не нужные кустари-одиночки сносят в пункт приема предметы искусства собственного производства (это могут быть не только картины, но ДПИ – всяческие поделки, коврики, половики, что угодно). Комиссия фотографирует работы и их создателя, просит заполнить заявку по форме. В ней много интересных вопросов. Как вы пришли к искусству? Где вы живете? Кто вы по профессии? Почему вы занимаетесь творчеством? О чем ваша работа? Считаете ли вы себя художником? И т.д. Могут приносить работы и представители художников – родственники, например.

Затем жюри в лице Джеймса и его друга Бруно в течение 10 минут решает – годится принесенное для экспозиции или нет. Если да, то картинка может повисеть до вечера или до послезавтра в одном из фургончиков. Интерьеры их напоминают комнатные выгородки в IKEA, даже кресло с торшером там стоит.

Для затравки в «Музей всего» доставили картинки с лейблом «Старик Букашкин» и феерическую мазню Дмитрия Девятова. Накануне состоялось посещение гостями Музея наивного искусства, но Ройзман, понятно, хранящиеся у него шедевры не дал.

Со стороны, по правде сказать, этот вояж охотников за полотнами напоминает приезд американцев к чукчам за шкурками из фильма «Начальник Чукотки». Но здесь все же не песец на кону, а работы неизвестных авторов. И намерения, будем надеяться, у приезжих музейщиков, благие. По их заверениям, лучшие из отобранных картин и поделок отправятся на выставку в Москву – в Центр современной культуры «Гараж».

У столика девушки-приемщицы, сразу после пресс-конференции, образовалась небольшая очередь «сдатчиков». Слухи разносятся быстро. Елена Литвинова принесла целую сумку своих работ – живопись маслом и графика.

Костюмы без людей общаются в комнате (лекция Александра Васильева навеяла). На другой картине  на заднем плане многоавтобильное ДТП, а на переднем – валяется раскрытый зонтик с апельсинами внутри. «Любовь к трем апельсинам» называется.

Вячеслав Жужгов, полковник в отставке, собирается принести в музей несколько своих композиций. Он делает пластиковые фигурки и раскрашивает их, причем не только солдатиков. Инсталлирует знаменитые картины «Три богатыря», «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Пришли разведать ситуацию художники-профи, но не с тем, чтобы протолкнуть работы собственного сочинения. Леонид Баранов, известный всему городу своими дедушками, хочет принести картины мамы. Владимир Селезнев, занимающийся современным искусством, внук замечательного наивного художника. Обещает предоставить сделанную им шкатулку и картину, семейную реликвию.

Фургонная выставка №5 продлится до 4 августа включительно, время работы до 21:00. Судьба картин, которые уедут с «Музеем всего» будет решаться персонально. Мистер Бретт уклончиво говорит о возможности закупа и материальной компенсации. В заявке с заманчивыми предложениями о показе в других странах художнику предлагается подчеркнуть вариант ответа: 1) Да, я готов(а) передать в дар мою работу, 2) Возможно, я подумаю о том, чтобы передать в дар мою работу, 3) Спасибо, нет, я не готов(а) передать в дар мою работу.

Так что думайте сами, решайте сами, дорогие художники, сдавать или не сдавать плоды своего творчества. Не всякую картину, кстати, примут к экспонированию, а тем более к вывозу.

Заметили опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите ИА «Актуально.ру»

Статьи по теме
Loading...