Экономика-2016: будет хорошо, но не нам и не сейчас

Эксперты поделились прогнозами курсов нефти, рубля и правительства

Весь прошлый год страна с напряжением следила за курсами доллара и нефти. Восстановят ли они свою цену, и выгодно ли России это? Что предпримет правительство, и на что надеяться российской промышленности? Редакция «Актуально» продолжает разбираться с тем, что нас ждет в наступившем году. В предыдущих материалах мы просили экспертов дать прогнозы по ситуации во внутренней и внешней политике России. Теперь пришло время обсудить самое важное – экономику.

Эксперты поделились прогнозами курсов нефти, рубля и правительства Фото:

Константин Селянин, член наблюдательного совета в ЗАО «Уралпластик-Н», финансист:

«Мировой финансовый и внутренний структурный кризисы. Нефтяные фьючерсы и рынок реальной нефти. Торговля воздухом и закредитованность. Что нужно, чтобы российская экономика стала открытой? Нефть достигла предела падения. Дороже 80 рублей доллар покупать не стоит».

«Начну с того, что сейчас мы имеем не один, а два кризиса: общемировой финансовый и внутренний структурный. Первый длится с 2007 года, можно говорить о ремиссии, но до полного выздоровления далеко. Его суть в том, что мир пришел к ситуации «хвост виляет собакой», то есть финансовые рынки фактически регулируют реальный сектор экономики. Такого не было никогда.

К этому положению привели три причины. Во-первых, главенство крупнейших американских банков в финансовом мире. Сегодня пятерке банков США принадлежит 80% рынка фьючерсов. А глобального регулятора нет – есть только национальные: ФРС США, Центробанк РФ и пр. Они даже пытались действовать скоординированно в некоторых ситуациях, но все же роли мегарегулятора они не выполняют.

Во-вторых, сегодня вообще нет ясного понимания, что такое деньги, поэтому данный кризис еще и мировоззренческий. С одной стороны, есть классическая экономика в духе Адама Смита: «Деньги – это всемирный эквивалент товаров и услуг». С другой стороны, современные учебники экономики сообщают нам, что «деньги – это все то, что может выполнять функцию денег». Поэтому сегодня мы видим бум электронных валют, например, биткоина.

Так что сегодняшние колебания цен на нефть – это вовсе не политика нефтедобытчиков и нефтяных заводов, ведь ни одна реальная корпорация не сможет успеть за такими колебаниями. Объем рынка нефтяных фьючерсов в тысячи раз превышает рынок реальной, материальной нефти, то есть это торговля воздухом.

Очевидно, что в нынешнем виде финансовая система долго существовать не может. В конце концов она рухнет – доллар ослабеет, евро, скорее всего, вообще исчезнет, возникнут новые сильные национальные валюты. Возможно, сбудется прогноз Кейнса о мировой валюте, которая реально будет привязана к стоимости ресурсов.

В-третьих, закредитованность всех и вся: и домохозяйств, и корпораций. Долгое время процветала политика накачивания населения кредитами: бери сейчас – плати потом. Но кто-то за этот банкет должен будет заплатить.

Второй кризис – внутренний кризис России из-за непродуманной политики власти в течение 15 лет. Все разговоры о снятии страны с нефтяной иглы привели к тому, что мы еще сильнее на нее сели. Если в 2006–2007 годах бюджет страны на 50% зависел от экспорта нефти и газа, то сейчас – на 70%. Импортозамещение не идет из-за отсутствия средств и оборудования. Конкурентоспособных товаров производить не умеем. Понятно, что власть может пойти в данной ситуации только двумя путями.

Первый путь – это, к сожалению, закрытая экономика, изоляционизм, какой мы видели в СССР и нацистской Германии, какой мы сейчас видим на Кубе и в Северной Корее. То, что можем, производим сами, а некоторых товаров нет вообще. К сожалению, такому выбору способствует стремление других стран нас изолировать. Разумеется, при этой политике появятся административные валютные ограничения и пр.

Второй путь – это, наоборот, открытая экономика, развитый капитализм, дифференциация экономики, связь с внешними рынками: товарными и финансовыми. Чтобы пойти по второму пути, нужны всего три реформы. Первое – обновление налогового законодательства, ибо в таком виде, как есть, оно дестимулирует развиваться бизнес и побуждает либо отказываться от любого дела вообще, либо уходить в тень. Второе – разрушение монополий и олигополий: они препятствуют конкуренции и растят цены. Именно благодаря им мы видим, что бензин дорожает одинаково: и при росте цен на нефть, и при их падении. В цену многих товаров заложена монопольная рента. Третье – реорганизация судебной системы и системы исполнения судебных решений, поскольку для появлений инвестиций нужны правовые гарантии для инвесторов, а сейчас ни один бизнесмен гарантий в нашей стране не имеет.

Мы видим, что пока власть склоняется к первому пути. Возможно, к реформам ее подтолкнут лишь протестные настроения населения, открытые и многочисленные.

Что касается прогнозов на поведение нефти и доллара, то сложно предсказывать рынок того, что к экономике уже никакого отношения не имеет. Тем не менее я думаю, что нефть достигла предела падения, ронять ее глубже 25 долларов  значит поставить под сомнение существование этой отрасли, а она одна из важнейших в мировой экономике.

Курс рубля напрямую зависит от стоимости нефти, поэтому также, видимо, сегодняшнее падение находится около дна. Возможно, в течение года будут колебания, но в среднем все останется на том же уровне. Скорее всего, ЦБ будет пытаться ограничить рост валюты. В общем, я бы советовал на уровне выше 80 рублей уже валюту продавать, а не покупать, если мы говорим о финансовых операциях».

Виталий Листраткин, основатель и генеральный директор ООО «Интерра»:

«Доллар 100–120 рублей. Нефть – 25 долларов. Нефть будет расти, но надеяться на нее поздно. Мир изменился: будущее – за альтернативной энергетикой».

«Наши власти надеются на позитивный эффект усиления валют в том смысле, что увеличатся доходы экспортирующих структур в рублевом эквиваленте. О том, что эти доходы девальвируются довольно быстро, пока никто не думает.

С другой стороны, все также надеются на то, что нефть не может падать бесконечно, она все равно начнет расти. И это правда: скорее всего, она начнет расти уже в 20182019 годах, так как накопленные нефтяные ресурсы постепенно будут израсходованы. Но здесь самая большая ошибка состоит как раз в том, что все надежды нашего правительства в очередной раз связаны с нефтью, с ресурсным статус-кво. Между тем альтернативная энергетика уже давно реальность.

В Латинской Америке на биотопливе ездит до 20% автотранспорта, а кроме биотоплива есть фотоэлектрика, геотермальная инженерия… Я сам недавно построил солнечную электростанцию, которая стала объектом непрерывных экскурсий. Скоро для нее мне привезут новые панели, которые, кстати, сделаны в Роснано в Чебоксарах. Западная Европа капитально вкладывается в развитие альтернативной энергетики. И суть в том, что мы можем с опозданием понять, что мир изменился и нефть уже не является такой ценностью, как прежде. Будущее – за другой энергетикой, что, к примеру, прекрасно демонстрирует совершенно фантастический автомобиль «Тесла», работающий на электричестве.

Думаю, что доллар в текущем году будет на уровне 100–120 рублей, нефть – 25 долларов. Ни разрешение на экспорт нефти в США, ни снятие санкций с Ирана, ни сложности с наполнением бюджета у арабских нефтедобывающих стран никак не могут добавить стоимость баррелю».

Ирина Невзорова, генеральный директор компании «Бергауф Строительные технологии»:

«Евро – 80–90 рублей. Нефть – 40–60 долларов. Лучшее вложение – недвижимость. Лучшая политика – поддержка бизнеса».

«Полагаю, что в 2016 году евро будет стоить 80–90 рублей, нефть – 40–60 долларов.

Общий прогноз: самое лучшее вложение сейчас, как ни странно, – в недвижимость.

Надеемся на то, что власть будет поддерживать бизнес: лучше каждый день иметь молоко, чем один раз поужинать мясом. К тому же при таком курсе мы конкурентоспособны в экспорте. Так что, если немного подождать, корова может еще и теленочка принести».

Борис Зыскин, доцент кафедры автоматики ИРИТ-РТФ УрФУ:

«Государство выжмет все резервы для пополнения бюджета. Серому бизнесу придет конец. Санкции будут ослабевать. Нефть – 40 долларов. Доллар – 60 рублей».

«Тренд понятен: государство взялось за выжимание всех возможных резервов повышения поступлений в бюджет. Делаться это будет в первую очередь повышением качества мониторинга как бизнеса, так и государственных структур.

Решение по созданию мегарегулятора в лице ФНС по поступлениям в бюджет и создания на ее основе системы тотального мониторинга транзакций приведет к резкому повышению прозрачности деятельности компаний. За этим последует исчезновение серой зоны: компании поделятся на те, кто работает по-белому и по-черному. Серыми станет быть невыгодно и опаснее даже, чем черными.

Продолжатся государственные проекты по созданию новой промышленности, но среднему и малому бизнесу от этого радости будет немного. Государство с упорством, достойным лучшего применения, будет игнорировать эту когорту предпринимателей.

Тем не менее я на 2016-й не прогнозирую фатальных изменений внутри страны. Все будет идти постепенно. Отдельные группы влияния будут пытаться раскачивать ситуацию по разным поводам, но наши власти научились с этим справляться. С учетом уже начавшейся выборной кампании власти будут более чутко относиться к чаяниям народным.

Что касается внешнего окружения, то возможно ослабление санкций со стороны Запада, так как Россия показала, что она достаточно сильный игрок и многие процессы без нее не идут никак. При этом будет продолжение конфронтации с локальными игроками на Ближнем Востоке: конфигурации там самые разнообразные, и ситуация труднопредсказуема. С Китаем и БРИКС мы будем по-прежнему вполне неплохо уживаться, но нам от этого особой прибыли не будет. Однако все эти предсказания будут работать, только если не будет «черных лебедей».

Что касается стоимости доллара и нефти, то я все-таки жду стабилизации на уровне 50/50 в паре «нефть/доллар». Это и были ориентиры наших чиновников, которые не сбылись.

Но будет, скорее всего, 40/60, то есть нефть – 40 долларов, а доллар – 60 рублей. Это оптимум для нашей экономики, так как не позволит вернуться к тупому проеданию нефтеденег путем покупки на них совершенно бездарного импорта, подтолкнет продолжение импортозамещения.

Импорт должен быть экзотикой и использоваться тогда, когда уже деваться некуда. А 50/50 будет в 2017 году».

Людмила Варакина, член правления НП «Союз малого и среднего бизнеса Свердловской области», руководитель общественной организации «Уральская туристическая гильдия»:

«Курс нефти, доллара и российской власти равно непредсказуем. Чем дешевле нефть, тем выгоднее для развития нашей экономики. Бизнесу нужна поддержка государства, а не администрирование».

«Быть аналитиком в России – дело неблагодарное: ошибешься – ругать будут, сделаешь точный прогноз – никто не вспомнит. В условиях, когда известные экономисты и действующие министры впадают в истерику и откровенно не понимают, что надо делать, давать прогнозы развития страны крайне сложно.

Будет ли расти курс валют – скорее всего, да, а может, и нет. Будет ли нефть продолжать падать – возможно. Предсказать действия наших властей все равно что угадать, есть ли жизнь на Марсе: никто не знает, каким будет следующий шаг и будет ли вообще.

Экономика нашей страны зависит от цен на нефть – это правда, но мы видим, что постепенно эта ситуация меняется. И чем меньше будет стоимость нефти на мировом рынке, тем выгоднее для нас, для развития нашей экономики. Постепенно наш рынок начал переориентироваться на производство и продажу IT-технологий, вертолетов, продукции оборонной промышленности, труб, строительства АЭС, минеральных удобрений. Благодаря западным санкциям мы начали продавать за рубеж зерно и свинину. Получается, чем хуже, тем лучше.

На месте государства я бы сейчас стала стимулировать тех, кто занимается производством, сельским хозяйством и малым бизнесом. Фермерам и сельхозпроизводителям – на время посевной и уборочных кампаний продавать ГСМ по себестоимости, по себестоимости же продавать им удобрения, которые в настоящее время для российских фермеров стоят дороже, чем мы продаем на Запад.

Российским производителям для стимуляции развития новых производств, техники, деталей, оборудования, в том числе IT, – сделать налоговые льготы, а новичкам – на три года совсем отменить налоги.

Малому бизнесу необходимо как можно меньше администрирования со стороны государственных структур и различных надзорных ведомств, а также упрощение процедур сдачи отчетности (а у нас увеличили), дешевые кредиты».

Евгений Калугин, магистр экономики, экс главный редактор журнала «Вестник McKinsey», редактор и переводчик более 20 книг по макроэкономике, маркетингу и бизнесу:

«Курс доллара – в диапазоне 6080 рублей. Нефть – не ниже 20 долларов, не выше 50, в среднем 40. Если доллар перешагнет порог 100 рублей, на рынке возможна паника. Но до этого не дойдет, потому что осенью выборы. Бюджет спасут за счет девальвации рубля. Хорошо будет только экспортерам. Инвестиций не будет».

«Курс российского рубля непредсказуем, как погода на Урале. Во-первых, нет внятного отношения ЦБ к ситуации с рублем и прозрачной денежной политики – есть только очень туманные высказывания руководителей, которые порой не соотносятся с реальной ситуацией на валютном рынке. Например, заявление главы ЦБ о снижении влияния цены на нефть на курс рубля накануне его укрепления в пятницу, 22 января, вслед за ростом цены на черное золото.

Из всех намеков ответственных за «здоровье» национальной валюты можно предположить, что ЦБ вмешается в процесс, только если рубль перешагнет отметку 100 за доллар. Боюсь, что тогда на рынке может возникнуть паника и золотовалютной кубышки, которая сейчас оценивается уже менее чем в 400 миллиардов долларов США, надолго не хватит. Рост в пределах двузначных цифр чисто психологически переживать проще, чем когда начинают фигурировать уже трехзначные значения.

Но я думаю, что до 100 рублей за доллар дело не дойдет, т.к. осенью страну ждут важные выборы и еще большей напряженности в обществе Кремлю точно не надо.

Однако курс в течение года будет оставаться нестабильным и трудно прогнозируемым, хотя за рамки 60–80 рублей за доллар (в зависимости от определенных геополитических сценариев) все же выходить не будет.

Даже если отбросить теорию заговора (желание США проучить Россию и стремление Саудовской Аравии захватить исконно российские европейские рынки), на мировом рынке становится все больше игроков, а значит, предложения нефти. При этом налицо мировой кризис роста производства и потребления, даже на таких перспективных рынках, как китайский, а следовательно, не стоит ожидать хоть какого-то значительного роста потребления нефти и нефтепродуктов.

К тому же последнее десятилетие Европа и Америка активно развивают альтернативную энергетику, которая уже начинает приносить первые плоды. Возможно, пока не в плане значительного снижения потребления нефти, но в плане психологического влияния на тех же трейдеров и аналитиков точно. Кроме того, на последних уже не оказывают особого влияния негативные новости с Ближнего Востока, как это было лет десять назад. В итоге для того, чтобы они начали играть на повышение, им необходим какой-то еще более значительный сигнал, чем война с ИГИЛ в Сирии.

Поэтому прогнозы даже самых известных инвестиционных гуру пока настолько противоречивые, что легче предсказать, кто будет следующим президентом США, чем с какой ценой на нефть мы встретим следующий Новый год.

Так или иначе я думаю, что ниже 20 долларов она не должна опуститься, потому что даже ОПЕК уже надоела такая низкая цена и, скорее всего, ее участники все же сломаются и весной примут решение о сокращении добычи, особенно если мы намекнем, что тоже готовы это сделать. Выше 50 тоже вряд ли она прыгнет, т.к. долгосрочных предпосылок для этого пока нет ни в экономическом, ни в геополитическом плане. Так что средняя цена, на мой взгляд, примерно 40 долларов за бочку.

Что касается экономических прогнозов, то 2016 год вряд ли станет переломным, потому что до сих пор нет четкого антикризисного плана и тем более нет команды для его реализации. Бюджет спасут за счет девальвации рубля, которую правительство до сих пор не хочет признавать, и секвестра (но не статьи военных расходов).

Из всех производств хорошо себя чувствовать будут только те, кто работает на экспорт: в первую очередь нефтегазовые и металлургические, а также оборонка и в какой-то степени пищевая промышленность, т.к. благодаря санкциям ей расчистили рынок от конкурентов. Сельское хозяйство без госинвестиций и банковских кредитов пока не сможет в полной мере реализовать все возможные блага закрытия рынка для американских и европейских производителей.

Значительных иностранных инвестиций в этом году можно не ждать, даже если Европа и Америка к лету все же отменят свои санкции. Внутренних же ресурсов слишком мало, чтобы говорить о реальной возможности перезапуска экономики в условиях существующей государственной системы управления, а о необходимых реформах можно на этот год забыть, так как решительных шагов накануне выборов в Госдуму от власти ожидать не приходится.

Будем надеяться, что следующая Госдума будет более адекватной и смелой в своих решениях, как и новый премьер, и Кабмин».

 

Читайте также:

Заметили опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите ИА «Актуально.ру»

Статьи по теме
Loading...