Антон Логвинов: «Наша главная проблема в том, что мы не умеем мечтать»

В эти выходные фестиваль RED_U:Con в Екатеринбурге посетила, пожалуй, настоящая легенда игровой журналистики Антон Логвинов

В прошедшие выходные в ЦК «Урал» прошел I Международный фестиваль-конвент RED_U:Con, который собрал сотни любителей компьютерных игр, комиксов и фильмов. В течение двух дней гости катались по залам на гидроскутерах, читали комиксы, играли в настольные и компьютерные игры, посетили десятки различных мастер-классов начиная от того, как сделать грим и заканчивая тем, как набрать миллион просмотров на YouTube. Любители косплея красовались на фестивале в костюмах своих любимых героев и даже устроили свое шоу. Приехали на творческие встречи со зрителями и популярные видеоблогеры, среди которых – автор и создатель «This is хорошо» Стас Давыдов, Михаил Кшиштовский, игровой журналист и продюсер Антон Логвинов.

Фото:

Антон Логвинов начал снимать ролики о видеоиграх еще до возникновения YouTube. В 2004 году он работал игровым журналистом в «Игромании», а потом открыл собственный канал – «Видеоманию». В то время команда журнала изобрела практически все видеожанры до того, как они стали мейнстримом. Вернее, она их и сделала мейнстримом. Потом появился YouTube и Антон Логвинов перебрался туда. За три года канал «Большого босса» собрал полмиллиона подписчиков. Кроме этого Логвинов ведет свой блог, в котором рассказывает не только об играх, но и об интересных фильмах, а также своих путешествиях по миру. В рамках фестиваля RED_U:Сon журналист провел встречу со своими зрителями и ответил на интересующие их вопросы.

– Расскажите, как вы попали в игровую журналистику.

– С детства душа лежала к видеоиграм. Как раз в пятницу были в екатеринбургском Ельцин-центре (кстати, очень круто сделан музей), и там была комната, в которой стояли старые компьютеры с Windows 95. Нахлынули воспоминания детские. В мою жизнь гейминг пришел в 1989-м, так что я уже с пяти лет начал играть. Поскольку это был Советский Союз, у нас был город особого обеспечения – наукоград Дубна с Объединенным институтом ядерных исследований. И как вся история игровой индустрии в СССР началась в НИИ, у нас она началась как раз в этом институте. Каждые выходные мы с друзьями ходили туда через минные поля, автоматчиков и играли во всё, что тогда выходило. Там и зародилось мое увлечение, которое переросло в дело жизни.

– Сейчас игры интересны так же, как в детстве?

– В таком возрасте уже, наверное, ничто не может переть так, как в детстве. Но! Недавно вышла новая Deus Ex. Я только настроил себе режим сна, так нет, эта сволочь его сбила. К счастью или к сожалению, но там нет счетчика, сколько времени ты в игре провел. Ну две недели точно я уже прохожу и еще практически не сдвинулся по сюжету. Там очень круто сделано для тех, кто любит погружаться в игровую вселенную. Впервые за годы (даже с «Ведьмаком» такого не было) я могу сказать, что вся игровая тусовка журналистская каждые три часа созванивалась между собой: «А ты видел вот это?», «А у тебя как было?» Различные истории в Deus Ex сыплются просто кучей. Это игра, которая всю старую гвардию объединяет, и все понимают, что это просто 10/10, 20/10 и игра года. Но у меня есть подозрения, что она провалится.

– Стоило ли пропускать Gamescom (ежегодная международная игровая выставка в Германии) ради Deus Ex?

– Естественно. Gamescom стоит пропускать уже последние года три. Серьезно, туда стоит ездить, чтобы в барах отдыхать, а потом в Амстердам ехать. Этим вся индустрия и занимается. Gamescom загнулся давно. Кто не в курсе: выставка провальная в этом году. Они обещали, что у будет полмиллиона посетителей – фиг там. Говорили, что даже в воскресенье было пусто, что для Gamescom нонсенс. Скорее всего, это связано с терактами. Там многие напуганы, а эта выставка очень массовое мероприятие, чем может привлечь любую террористическую организацию.  

– Вы не думали расширять свой блог, делать его более масштабным?

– Идей-то полно. Вопрос в том, что нужна перспектива. И вся эта тема с краудфандингами, закрытыми клубами – это эксперименты по монетизации, попытка найти живой формат, в рамках которого мы сможем с аудиторией плыть вместе или хотя бы с ее частью. Но и от массовой аудитории я никогда не отказываюсь: работаю и туда, и туда.

– Довольны ли вы результатами своей деятельности? Как хотите дальше развиваться?

– Никогда не спрашивайте у людей за 30, как у них дела. (Смеется.) Результатами недоволен, но дело, может быть, в обстановке, которая в России царит в последние годы. Строили-строили восемь лет, а потом всё накрылось из-за кризиса. Сейчас только хуже, но я не жалуюсь. Я умею зарабатывать деньги: я же не только каналом занимаюсь, но и production. И это на самом деле то, почему я еще жив до сих пор. Всё бы накрылось, если бы в моей жизни были только игровая пресса и YouTube-канал. Мы всё-таки продюсерская студия. А раньше были розовые очки и планов громадье. Тогда, конечно, мы еще до YouTube планировали весь мир захватить, и, кстати, у нас это почти получилось. Мы даже думали, как на английский язык наши материалы переводить. Тогда было ощущение: то, что мы делаем, – самое лучшее в мире. Но, если судить объективно, в действительности так и есть. Я серьезно: ставь английского диктора – и можно мир захватить. Каждый раз, когда я встречаю интересного человека в каком-нибудь городе (особенно интересно, когда это далеко-далеко, например в Нью-Йорке) и он говорит: «Ты сделал мое детство, воспитал вкус к играм, увлек меня так, что я пошел работать в игровую индустрию», мне это помогает чувствовать себя увереннее. Значит, не зря всё делал и делаю.

– Есть ли будущее у российской игровой индустрии?

– Мое мнение: момент уже упущен. Сначала были очень оптимистичные настроения, но потом всё развалилось. Думаю, что проблема российской игровой индустрии такая же, как и в нашей стране. Была такая модель: компания «1С» дает деньги, все на них строят дачи, а у кого совесть еще есть, игру успевают сделать нормальную. А когда у «1С » деньги кончились, всё это развалилось. Остались «гайдзины» (Gaijin Entertainment) – крутые, молодцы, и еще кто-то. Даже не знаю, живы ли тогдашние студии. Я к тому, что не так много в России крутых проектов создавалось, многие просто забываются. Я не беру в пример студию Wargaming, которая World of Tanks сделала (это белорусы). Да, крутой заслуженный успех, к которому они долго шли, и, скорее всего, случайно попали в цель. Но это не традиционная игровая индустрия, так скажем. 

Главная проблема у игровой индустрии в России такая же, как и с кино. Вот вышел недавно трейлер «Защитников» – все ржут и хейтерят. А почему? Просто мы не умеем делать фантазии, не умеем мечтать, не верим в то, что суперсолдат с непробиваемым щитом может быть настоящим. У актеров «Защитников» на лицах уже в трейлере написано: «Нам заплатили. Я, конечно, полицедействую в фильме, но я в это не верю». А в штатах умеют фантазировать, настолько у них гик-культура развита. И с играми то же самое. Всё вскрылось, когда началась эпоха интернета и появились «браузерки», потом ММО-онлайновые... Никому не нужно делать искусство, никто не хочет верить в эти фантастические миры – все хотят бабла. И поэтому у нас та индустрия, которая есть.

– Провокационный вопрос: много негатива высказывайте в отношении России. Почему еще не переехали?

– Почему? Знаете, сколько квартира в Сан-Франциско стоит? (Смеется.)

– Это США. А Европа?

– Ой, нет. Думаете, я только наших хейтерю? Европа, как всегда говорю, – это высокомерные люди, живущие в старых халупах. На самом деле я очень хорошо отношусь к России. Я недоволен не страной, а государственной системой. Надеюсь, что у нас есть шанс в ближайшее время что-то нормальное соорудить, есть уже почва для этого. Не знаю, как на Урале, но Московскую область хорошо сделали. Все дороги отличными мгновенно стали. А почему не уехал из страны? Потому, что дорого. У меня любимый город – Лос-Анджелес. Но жить там дорого, там надо идти на работу. А у меня такой профиль, что мне придется в Америке бизнесом заниматься: еще не дорос. Годам к 35, и то не факт. Мне в России жить нравится.

– Есть ли будущее у VR (технология виртуальной реальности) в нашей стране?

– Кто не знает, я один из первых 2 000 человек, кто поддержал Oculus Rift (очки виртуальной реальности) на этапе Kickstarter (привлечение денежных средств на реализацию творческих, научных и производственных проектов по схеме краудфандинга). Парни теперь миллиардеры, а я очень жалею, что Kickstarter – это не инвестиционная платформа. Но в качестве бонуса мне подарили оригинальный Oculus, расписанный Палмером Лаки и другими создателями. Так у меня есть ощущение, что я сделал что-то для становления виртуальной реальности. Я считаю, что VR – это новая золотая лихорадка: сейчас все разработчики и пользователи просто сходят с ума. Парни, девчонки за VR выстраиваются в линию. Одной показываешь – она подружек десять приводит. Кстати, между первыми и нынешними гаджетами существует огромная разница. То, что недавно вышло: VR cv1 и VR htc vive – это просто бомба. В них очень комфортно: можно играть часа три спокойно, до того как голова устает. Совершенно новый взгляд на 2D-игры, что меня поразило. В изометрические игры нереально играть: Diablo будет бомбезной, когда сделают, поверьте.

– В связи с выходом нового Battlefield не станет ли Первая мировая война новым трендом в игровой индустрии вместо футуризма?

– Сомневаюсь. Но хотя DICE (разработчик игры) просто офигенную работу делают, просто бомбическую. Первую мировую представляют такой супер iCandy (я конфетка): «Смотрите, джипы лошадей давят, бронепоезда взрываются, люди от газа умирают – как всё весело!» А если серьезно, Первая мировая – недооцененный сеттинг, но я сомневаюсь, что он новым мейнстримом будет. Скорее будут Battlefield и еще несколько проектов, а дальше что-нибудь другое.

И еще не стоит недооценивать футуризм, который типа всех задолбал. Мы сейчас на пороге технологической сингулярности, и он вполне может реалистичным сеттингом стать. Та же Deus Ex – это очень реалистичная игра, как оказалось. Когда с разработчиками встречались на «Игромире», я сказал: «Ребят, у вас в Human revolution (игра 2011 года) столько прогнозов. Вы понимаете, что в мире всё быстрее сбывается, чем в вашей тайм-линии?» Они ответили: «Да, сейчас читаем научные статьи и офигеваем, насколько быстро всё пошло вперед в плане бионики».

– Какие игровые проекты этой осени ждете?

– Есть такие игры, как Deus Ex, после которых ничего не можешь объективно воспринимать и оценивать. Это крайне тяжело. Но из того, во что я уже успел поиграть, Watch Dogs 2 офигенный, пока во всяком случае. Город солнечный, геймплей абсолютно другой. Герои такие а-ля уличные граффитисты, только хакеры. Конечно, есть абсурдные моменты, например взломать с телефона любую машину. Но играть в это весело. Скептически настроен на Mafia 3: с сюжетно-исторической стороны она мне интересна, а вот с геймплейной – нет. Такой середнячок, но думаю, что история может проект вытянуть. Titanfall 2, скорее всего, провалится, хотя первую часть люблю. Неактивные какие-то они, что-то там не так с проектом. В Final Fantasy XV наиграли пять часов, всё неожиданно круто. Но я уже ошибался с 13-й частью, поэтому до финала ничего не скажу. Пока всё круто, кроме режиссуры, как ни странно. Какие-то наигранные сопли.   

– Лет десять назад не было такого явного разделения по жанрам игр: было много, как говорили в «Игромании», крепких середнячков, но сделанных с душой. Сейчас таких нет и, честно говоря, не хватает. 

– И да и нет. Я помню 2008 год, когда за ноябрь вышло 25 таких проектов. 25! И причем одновременно с Fallout 3 и другими крупными проектами. Помню: ты целый день играешь, потом идешь на запись, садишься за следующую. Хорошо, что они всего за восемь часов проходились, но мне очень было тяжело. Сейчас другая тема: выходит несколько «титанов» типа Assassin's Сreed, Far Cry, по 50 часов каждая, и все в промежутке одной недели. Помню, два года назад у меня после Far Cry 4 нервный срыв был, потому что задолбался уже всё это проходить. Потом два месяца я не касался ни игр, ни работы.

– Тогда каких игр, на ваш взгляд, не хватает игровой индустрии?

– У меня только один критерий: с душой или не с душой. Это всегда видно. Взять хотя бы недавнюю This is the policе: там в каждой детали заметно, что делали с душой. Можно было сделать просто менеджер полиции с красивыми иконочками. Но у них там целый концепт: в кабинет к начальнику кто-то приходит; на макет города, где и происходит сама игра, то пепел от сигарет падает, то тень от дождя. И такие маленькие детали показывают, насколько разработчики парились. Сейчас много всего делают и плохого, и хорошего. Но приходится держаться более или менее лояльным, чтобы сохранить отношения с компаниями. На меня недавно Komani зуб заточили: я написал превью, лег спать, проснулся – превью уже перевели, все обсуждают. Звонят мне, говорят, что Komani вносит меня в черные списки. Ну и пошли они, отвечаю. Потом к ревью не допустили и ко всему остальному. А всё потому, что я первый сказал: их MGS V – го*но. Как игра хорошая, как традиционный MGS го*но.  

– Вы уже в игровой индустрии 20 лет. Что движет оставаться?

– Я же работаю не нон-стоп, тогда бы я с ума давно сошел. Летом я всегда отдыхаю, забывая про игры. Когда я отдохнул, я активный, делаю ролики, всего хочется. А когда задолбанный, ничего не нравится. А в последнее время мотивируют люди: очень много пишут, поддерживают, отчего видно, что я что-то хорошее делаю. Хотя сам себе не могу ответить, что мною движет. Вот приехал в Екатеринбург, начал всё снимать на автомате, хотя я сюжет потом делать не буду про это. Можете назвать это привычкой. 

 

Екатеринбург Антон Логвинов посещал уже три раза. По словам журналиста, столица Урала ощутимо преобразилась за последние годы: появились современные красивые здания, например, «Высоцкий» и Ельцин-центр, а горожане всё чаще стали экспериментировать с новыми форматами встреч людей с общими вкусами и увлечениями. Таким и был и прошедший фестиваль RED_U:Con – место, где смогли встретиться и пообщаться геймеры, гики, косплееры и видеоблогеры. 

Заметили опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите ИА «Актуально.ру»

Статьи по теме
Loading...